Министр инфраструктуры Владислав Криклий - о кадровых решениях в Укравтодоре и реформе Укрзализныци

2019-09-19 16:10:00

6771 371
Министр инфраструктуры Владислав Криклий - о кадровых решениях в Укравтодоре и реформе Укрзализныци

Фото: Александр Чекменёв

Новый министр инфраструктуры Владислав Криклий рассказал Фокусу о кадровых перестановках в госкомпаниях и о том, как межфракционная борьба порождает коррупцию

№12 в избирательном списке "Слуги народа", 32-летний Владислав Криклий пробыл депутатом лишь день. После этого сложил мандат и стал министром инфраструктуры в правительстве Алексея Гончарука. По образованию он финансист, занимался инвестиционным бизнесом. Именно оттуда в 2014 году пришёл в МВД, где стал советником Арсена Авакова по вопросам внедрения информационных технологий, а впоследствии возглавил Главный сервисный центр МВД. Чиновник с удовольствием рассказывает об электронных сервисах и считает их развитие не менее важным для развития транспортной отрасли страны, чем строительство автобанов. Впрочем, и о прозаичных вещах вроде ремонта дорог и дноуглубления Криклий обещает не забывать.

Фокус публикует его первое интервью на посту министра.

КТО ОН: Министр инфраструктуры
ПОЧЕМУ ОН: Ему предстоит переформатировать одно из ключевых ведомств страны

 

Каковы ваши впечатления от первых двух недель на новой должности?

— Интересное безумие. Этот ритм, темп, хаос, который нужно упорядочить. Когда я возглавил Сервисный центр МВД, первые месяца три было то же самое. Но там работало 3,5 тыс. человек, а МИУ подчинено в общей сложности более 350 тыс. человек.

О чём вы говорили с Владимиром Зеленским на встрече перед вашим назначением?

— Я показал команду, рассказал о том, чем будем заниматься. Защитил свои проекты и планы, как мы это все видим, было много вопросов на самом деле.

Чем президент интересовался больше всего?

— Преимущественно тем, что лежит в основе политической программы, — строительством дорог.

В эту среду у вас появилось два зама — Наталия Форсюк и Александра Клитина. Это кандидатуры ваши или Алексея Гончарука?

— Мои. Министрам дали свободу в принятии кадровых решений. Иначе будет сложно с нас требовать результаты.

Какие цели перед вами поставил Гончарук на ближайшее время?

— До конца сентября мы готовим план действий правительства. Поэтому преждевременно говорить о деталях. Мы планируем быстрее двигаться в сторону Европы, в связи с чем будем максимально быстро и эффективно отрабатывать все законопроекты по евроинтеграции с профильным комитетом парламента и имплементировать их.

 

В чём проблема их отработать, если в министерстве, профильном комитете парламента и сессионном зале всем руководит одна политическая сила?

— Это не так просто, как кажется, дескать, вы передали закон — и все быстренько проголосовали. Но вы не представляете, как много дискуссий иногда бывает. Внутри фракции могут быть разные позиции. По многим решениям идут обсуждение и голосование внутри фракции. Если большинство поддерживает, значит, позиция монолитная. Если наоборот, то законопроект отправляют на доработку.

Как прошла передача дел от Владимира Омеляна?

— Передавали министерство мирно. В целом, на мой взгляд, Владимир Омелян правильно выбрал вектор развития. Так, он немало сделал для того, чтобы полноценно заработал Дорожный фонд и 100% акцизов от продажи топлива поступали на ремонт дорог. При нём в МИУ начали реформу госслужбы, создали директораты. Из семи директоратов четыре уже рабочие. При этом директорат, занимающийся цифровизацией инфраструктуры, демонстрирует результаты, которые можно увидеть.

Но существовало и много неправильных вещей, которые не торопились менять. В первую очередь это такие структуры, как Укртрансбезопасность и Укравтодор. С нынешним менеджментом работать проблематично, и в ближайшее время планируем там навести порядок.

Дорожные деньги

Уволите главу Укравтодора Славомира Новака?

— Новак сам планирует уходить, он понимает, что поменялся политический ландшафт. Хотя сам Новак, возможно, наименее проблемный из команды, которая занималась дорожным хозяйством.

Часто Новака связывали с бывшим нардепом из БПП Игорем Кононенко. Вы расстаётесь именно из-за этого?

— Есть вопросы. Ситуации, когда дорогу строят участками по 40 м, чтобы не превысить сумму допороговой закупки, и по цене раза в полтора выше рыночной, как это происходило при Богдане Юлике, — это недопустимо. (Богдан Юлик — начальник отдела контроля и документального обеспечения Госагентства автомобильных дорог Украины. По словам экс-замминистра экономического развития Максима Нефёдова, Новак уполномочил Юлика координировать все работы по дорожному строительству. После этого одну из строящихся дорог в Тернопольской области разбили на 177 участков по 40 м, чтобы избежать тендера. — Фокус). Такого впредь не будет. Я уже дал поручение, чтобы изучили и решили, как мы можем с Юликом расстаться.

Убийца мрэо. Работая в МВД, Владислав Криклий создал сервисные центры, которые выполняют весь перечень услуг по регистрации авто

Проблема в том, что изначально "Укравтодор" задумывался именно как способ контроля над теневыми потоками в сфере дорожного строительства. И сколько ни пытались эту структуру реформировать, всё сводилось к тому, что потоки перенаправляли в другое русло. Как вы планируете реформировать ведомство, чтобы выполнить план по строительству дорог, озвученный Зеленским?

— Ранее была очень удобная позиция, когда окружение лидеров провластных политических сил говорило, мол, мы воруем не для себя, нам надо партию содержать, поддержать нужных людей. И политики соглашались и покрывали воровство. Естественно, на партию шло очень мало из украденного, но риторика была именно такой. Сейчас нет квот и политических договорённостей, поэтому подобные схемы больше не будут существовать.

Да, пока "Слуга народа" монолитна и руководство партии контролирует все центры влияния. Но рано или поздно начнутся внутренние противоречия, и руководству партии тоже понадобятся деньги...

— Да, окно возможности в каких-то правильных инициативах — это первые полгода-год. Потом теряется темп, энтузиазм, каждый раз так было. Это не очень хорошо, но я надеюсь, что к тому моменту у нас будет другое качество законодательной базы, и уже в наших руках будет то, как мы эту базу используем.

Стимулы для неба

На недавнем брифинге вы заявили о намерении компенсировать украинским авиакомпаниям потери, возникающие из-за необходимости облетать Россию. Главным бенефициаром этого шага будет МАУ Игоря Коломойского. Вы не считаете подобную политику проявлением лоббизма?

— Никаких компенсаций задним числом или ещё чего-то в таком роде. У МАУ есть задолженность перед Украэрорухом. Порядка 1 млрд грн. Госпредприятие подало иск в суд. МАУ подала встречный иск, в котором утверждает, что они из-за войны, начиная с 2014 года, вынуждены были совершать облёты РФ и поэтому требуют компенсацию.

О компенсации этих затрат и речи быть не может. Кабмин такое не поддержит. Мы можем говорить исключительно о стимулах для национальных операторов, но это другая история.

 

Какие это могут быть стимулы?

— Как вариант мы можем отменить для внутренних рейсов НДС, это логично, многие страны так делают. Это нормальная история, которая не под МАУ, не под SkyUp, а под национального украинского оператора.

Рынок давно лоббирует эту идею. Но раньше Минфин и бюджетный комитет ВР были категорически против. Думаете, сейчас вам удастся убедить финансовые ведомства отказаться от части поступлений в бюджет?

— Общаемся. Никто не говорит, что это завтра будет выноситься в зал. Пока это предмет для дискуссии. Но это правильное решение, потому что оно будет стимулировать рынок внутренней авиации.

Железные люди

Недавно вы инициировали возвращение Укрзализныци от Минэкономразвития в подчинение МИУ. Почему приняли такое решение?

— Сейчас Укрзализныця (УЗ) формально подчинена Кабмину и Минэкономики, но формирование отраслевой политики осталось у нас, как и согласование тарифов. Наш профильный департамент по-прежнему разрабатывает законопроекты, касающиеся железнодорожного транспорта, мы решаем проблемы УЗ. Одним словом, хоть формально компанией управляет МЭРТ, фактически это наша зона ответственности.

Переподчинение УЗ МЭРТу было политической конъюнктурой. До сих пор некоторые члены набсовета компании — это представители бывшего Кабмина. Сейчас мы затеваем большую реформу железнодорожного транспорта — планируем создание трёх независимых операторов по управлению инфраструктурой, грузовыми и пассажирскими перевозками. — Фокус). Железная дорога из огромного монстра должна превратиться в трёх симпатичных средних монстриков. Поэтому не должно быть двусмысленностей в управлении, должна быть полная ответственность за происходящее.

Какая судьба после реорганизации ждёт нынешнего главу УЗ Евгения Кравцова?

— Сесть сразу на три места не получится, надо будет выбирать.

"Ранее была очень удобная позиция, когда окружение лидеров провластных политических сил говорило, мол, мы воруем не для себя"

То есть Кравцов останется главой одной из трёх новых компаний?

— Пока железная дорога ещё не в сфере управления Министерства инфраструктуры, поэтому рано говорить, какие кадровые решения будем принимать.

Вы уже встречались с Кравцовым?

— Безусловно. Потому что есть вопросы, которые нам задают. Наверняка вы слышали, что на границе с Беларусью, в Коростене, были проблемы с таможенным оформлением составов с дизельным топливом. Мы провели совместное совещание с главой таможенной службы Максимом Нефёдовым, разобрались, они добавили людей на таможенные пункты, чтобы быстрее это всё оформлять, и составы поехали.

То есть нынешний менеджмент УЗ готов с вами сотрудничать и нацелен на конструктив?

— Сейчас все настроены на конструктив, потому что переживают за свои места. Но нужно судить по результату. Посмотрим, как они справятся с критично важными задачами. Исходя из этого, будем принимать решения.

Многочисленные сообщения о схемах на УЗ, хотя бы с закупками топлива через допконтракты, вас не смущают?

— У нас по закупкам запланировано большое совещание с ними. Сейчас менеджмент УЗ меняет систему закупок и говорит о том, что никаких политических вещей и подтекстов уже нет. Хотя, конечно же, у меня много вопросов по железке. Например, Фонд госимущества (ФГИ) до сих пор не передал им многие активы. Аренда оформляется через ФГИ, а там не всё прозрачно. Это надо менять. На примере той же Укрпочты мы видим, что можно выручать миллионы за аренду имущества, за которое ранее структура получала какие-то смешные деньги.

Почтовое ведомство

Кстати, Смелянский, глава Укрпочты, вас устраивает как менеджер?

— Он прекрасный менеджер, я уверен, что ему нужно дальше расти и двигаться, о чём мы с ним активно говорим.

Дальше расти в плане зарплаты? Он и так получает около 800 тыс. грн в месяц.

— Не в плане зарплаты, а карьеры.

Как вам работается с подчинённым, который получает в десятки раз больше, чем вы?

— Это несправедливо. Надо что-то с этим делать, а то непонятно, кто чей руководитель. Деньги ведь тоже добавляют уверенности. Хорошо, что у меня есть определённый запас прочности (Криклий — бенефициар финансовой компании Inter Finance Ukraine. Согласно декларации, его сбережения составляют более $255 тыс. и 1,7 млн грн. — Фокус). Но я знаю людей, которые зависят от зарплаты и рассчитывают на неё.

 

Большие планы

Вернёмся к инфраструктуре. Сейчас Зеленский планирует грандиозный проект — соединение каналом Чёрного и Балтийского морей. Насколько это реалистично?

— Если Европейский союз и Польша заинтересованы в проекте и готовы, начиная с 2020 года, инвестировать в него €12 млрд, разве это плохо? Мы в этом проекте должны развивать речное общение Беларуси и Украины. Нам нужно поддерживать глубины, обслуживать шлюзы и решить вопрос по углублению в районе Припяти. После этого мы сможем с Беларусью использовать речную инфраструктуру — получать по реке нефтепродукты и перевозить в Беларусь импорт с Азии.

Государство в любом случае обязано поддерживать судоходное состояние рек и проводить дноуглубительные работы. Другое дело, что в последние несколько лет на это выделялись небольшие деньги, работы не проводились. Дноуглубление выполнялось только в акватории морских портов, да и то непрозрачно.

Мы это всё будем пересматривать. Руководство портовой администрации назначали по партийному признаку, и, наверное, неправильно оставлять этих людей.

На днях Кабмин заявил о намерении передать в концессию порты Ольвии и Херсона. Кто интересуется этими активами?

— 1 октября в Одессе мы проведём большую конференцию. Ожидаем порядка 20 топов. По большей части это менеджеры международных компаний, которые занимаются портовым бизнесом. Они усилят конкуренцию. А государство сможет передать всё на прозрачных условиях.

Последний вопрос. Hyperloop в Украине всё-таки будет?

— Нет, я за более современные технологии, например, телепортацию. А если серьёзно, в сфере высоких технологий предполагаю заняться более реалистичными вещами — цифровой инфраструктурой. Многие вещи в этом направлении или очень криво построены, или их вовсе нет. Надеюсь, уже в начале следующего года у нас появится много крутых инновационных продуктов — таких как кабинеты моряка и перевозчика, все административные услуги переведём в онлайн. Цифровая инфраструктура как раз и может стать мостиком, который связывает украинские реалии с прогрессом.

Loading...