Соображают на троих. Сирийские посиделки Эрдогана, Путина и Роухани

2019-09-19 09:01:59

172 0
Соображают на троих. Сирийские посиделки Эрдогана, Путина и Роухани

Соображают на троих. Сирийские посиделки Эрдогана, Путина и Роухани

Недавно в Анкаре завершился очередной – пятый по счёту, – саммит Турции, Ирана и России в «астанинском формате» по ситуации в многострадальной и по большому счету надоевшей всем её участницам Сирии. Стороны, как всегда, улыбались на камеры, пожимали друг другу руки, фоткались за столом, перед столом, слева от стола и справа от стола, на фоне ваз с цветами и перед стендами с флагами своих стран. Я бы на этом и закончил, если бы не пару моментов, которые хоть немного скрасили скучную, на самом деле, картинку происходящего.

Да, этот саммит был довольно унылым. Стороны повторяли всё, что мы слышали ещё в прошлый раз. Даже финальное коммюнике оставляет впечатление, будто бы его скопировали с предыдущего – там даже остался пункт про «осуждение признания США аннексии Израилем сирийских Голанских высот».

Но вот что интересно.    Президент России Владимир Путин, по-видимому, не желая приезжать в Анкару без предварительного «прикрытия», прилетел в Турцию на день раньше, дабы встретиться со своим коллегой Реджепом Тайипом Эрдоганом. Встреча, которая длилась около 2 часов, была нужна Путину, чтобы хоть чем-то скрасить явное и неприкрытое напряжение, витавшее в воздухе между тремя главами государств. В ходе переговоров Путин и Эрдоган ещё раз похвалили самих себя за то, что начали отгрузку российских ЗРК С-400, которые Турция приобрела у Москвы, а также достигли каких-то подозрительных «договорённостей» по необходимости «бороться с терроризмом в провинции Идлиб» - словесная «вода» в условиях отсутствия каких-либо дипломатических прорывов.

Вообще, Путин явно выглядел уставшим, не заинтересованным в беседе и последующей пресс-конференции. Судя по всему, именно поэтому он решил поднять всем настроение, и рассмешил своих коллег, предложив Саудовской Аравии принять мудрое решение и купить у РФ ЗРК С-400. Дескать, чтобы вас больше не атаковали какие-то там дроны с воздуха. Такой странный троллинг особенно понравился иранской делегации.

Реджеп Эрдоган продолжал повторять свою мантру о «террористах» на северо-востоке Сирии, имея в виду курдские военизированные отряды YPG, которым помогают США. Эрдоган снова призвал Вашингтон уйти из Сирии и прекратить поддержку сирийских курдов. Впрочем, его живой интерес к проблеме курдов Россия и Иран особенно не разделяли на саммите. Для них гораздо важнее было поговорить о проблеме провинции Идлиб и её «террористах», которых Турция поддерживает. Получилось, что Путин и президент Ирана Хассан Роухани говорили об одном, а Эрдоган акцентировал внимание совершенно на другом. Конструктивной беседы не вышло, а соответственно, и саммит завершился без особых результатов.

Единственным действительно важным событием в рамках саммита стал анонс запуска работы Сирийской конституционной комиссии – специального органа, созданного под эгидой Астанинского процесса для политического урегулирования конфликта в Сирии. Главное задание комиссии – написать новую Конституцию для Сирии, чтобы закрепить новую послевоенную политическую систему в стране, которая должна, по идее, завершить конфликт и привести к долгосрочному миру. В состав комиссии входят 150 человек. Из них 50 – представители сирийской власти, 50 – представители сирийской политической оппозиции и ещё 50 – независимые члены, или, как их иногда называют, представители «гражданского общества», чтобы это не значило в данном контексте. Сирийская конституционная комиссия создавалась сложно, медленно и с проблемами на протяжении последних 2 лет. Долгое время стороны согласовывали состав членов комиссии, а Сирия, например, прямо выступала против участия в этом процессе ООН. Будет ли теперь комиссия также эффективно работать? Вопрос риторический. Стороны на саммите поставили себе задание написать новую Конституцию и провести всеобщие выборы в Сирии уже в 2020-2021 годах. Я не такой оптимистичный, и думаю, этот процесс ещё затянется.

В целом, сегодняшняя ситуация в Сирии действительно зашла в тупик. Парадоксально, но выйдя из него на некоторое время в ходе недавней эскалации боевых действий на северо-западе, конфликт снова оказался в полу-замороженном, подвешенном состоянии. Военная операция Дамаска в мае-августе этого года, завершившаяся захватом сирийской армией южной части провинции Идлиб, изменила военный баланс сил на местах в пользу Сирии, Ирана и РФ. Появились новые вводные, которые заставили Москву и Тегеран требовать полного возвращения сирийской армии на свои государственные границы с Турцией на севере.

Эрдоган не желает отдавать контроль за границей обратно сирийцам. Это подорвёт его военно-политические достижения в северной Сирии и не даст создать на оккупированных землях аналог «ДНР\ЛНР», который можно будет затем вернуть обратно в состав Сирии с квази-особым статусом, легитимизировав его через конституционную комиссию. Поэтому, в Анкаре продолжают твердить не о Идлибе, а о сирийских курдах, которые для них являются гораздо более насущной проблемой. «Зона безопасности», о которой Турция и США договорились два месяца назад, по факту не создана, а договорённости снова пробуксовывают. Это злит Анкару, которая надеялась, что в этот раз они достигли своего, и им не пришлось вводить войска в Сирию, в третий раз за последние 2 года. Сейчас, данная перспектива ужа куда более вероятная, если соглашения с США так и не заработают.

Со своей стороны, Иран, окружённый американскими санкциями, постепенно входит в клинч с русскими. Ни для кого не секрет, что Тегеран и Москва скорее конкуренты в Сирии, нежели долгосрочные союзники. Их ситуативный альянс (как и российско-турецкий) строится на взаимном противостоянии США и Западу. Однако последние пару месяцев свидетельствовали о том, что Россия не против ослабить влияние Ирана за счёт действия американских санкций, и даже может пойти на сделку с Дональдом Трампом, помогая ему уменьшить влияние Тегерана на Дамаск в свою пользу. Начало открытой войны сирийского правительства против про-иранского олигарха Рами Махлюфа – тому яркое подтверждение.

Россия, Турция и Иран пока не имеют консенсуса по поводу того, как выйти из ситуации и решить главные спорные моменты по Сирии: нейтрализация американского фактора, урегулирование вопроса курдов, реинтегация провинции Идлиб, репатриация сирийских беженцев и возвращение контроля над границей, не говоря уже о политической составляющей конфликта. Поэтому, когда в финальном коммюнике я увидел пункт о том, что стороны в очередной раз «выражают приверженность Сочинским соглашениям» о зонах де-эскалации от 17 сентября 2018 года, которые по факту мертвы, мне всё становиться ясно – кризис идей в условиях неуступчивости сторон и их вере в победу самих себя.

Следующим шагом «астанинской группы» будет их встреча с новым специальным представителем ООН по Сирии Гейром Педерсеном. Они хотят включить его в процесс работы Сирийской конституционной комиссии, дабы получить «благословение ООН» и начать подготовку к будущим Женевским переговорам, на которых конфликт должен официально завершиться неким политическим соглашением.