Пять новичков парламента: о чем думают, как попали в Раду, чем там займутся и хватает ли зарплаты

2019-09-10 12:42:21

1180 171
Пять новичков парламента: о чем думают, как попали в Раду, чем там займутся и хватает ли зарплаты

Фото: Александр Чекменёв, Вадим Сарахан, Михаил Палинчак

Мы познакомились с пятью новоизбранными депутатами, впервые попавшими в Верховную Раду

Общественный запрос на новые лица во власти обернулся перезагрузкой Верховной Рады. Сформированный в результате досрочных выборов парламент на три четверти состоит из новичков, ранее не имевших депутатского мандата. Кто эти люди? Готовы ли они выполнять возложенные на них задачи? Что для них важнее — фракционная дисциплина или персональная ответственность? Кто из авторитетных политиков пример для подражания? Удовлетворяет ли их потребности депутатская зарплата? На эти и другие вопросы Фокуса ответили парламентарии-новобранцы, представляющие все пять фракций ВР.

Роксолана Пидласа, 25 лет, "Слуга народа"

"Чуть ли не самый важный документ в моей жизни" — подписала фото с присягой нардепа в руках Роксолана Пидласа на своей страничке в Facebook. Улыбка искренняя, никакого пафоса. Она знала: так будет. Если бы за стратегическое планирование жизни ставили оценки, Пидласа получила бы высший балл. Сегодня её фамилия в списке членов фракции "Слуга народа", которых руководство откомандировало для общения с прессой. И это неудивительно. В профессиональном "портфолио" Пидласы — опыт работы в Украинском кризисном медиацентре, а также руководство командой коммуникаций в Министерстве экономического развития и торговли.

В школе меня больше всего интересовала внеклассная жизнь. Как редактор школьной газеты я входила в ученический "кабмин". Мечтала стать президентом школы, но тогда мне не хватило мужества. Поступив в Киевский национальный экономический университет им. В. Гетьмана, стала членом Европейского молодёжного парламента. За три года побывала на 30 международных конференциях. Этот опыт дал мне намного больше, чем учёба в университете.

Когда училась на четвёртом курсе, выиграла конкурс на стажировку в представительстве ЕС в Украине. Закончив её, через сайты поиска работы нашла место ведущего специалиста по связям с общественностью в Американской торговой палате. Мне говорили: ты многого хочешь, тебе только 20, а из профессионального опыта — только восемь месяцев стажировки. Но я всегда была нацелена на быстрое развитие карьеры и считала, что с каждой новой работой надо идти на повышение.

После объявления о досрочных парламентских выборах я попросила одного из своих руководителей в министерстве представить меня лидерам "Слуги народа". Вскоре меня пригласили на встречу с Дмитрием Разумковым. Это была беседа в формате "мы выбираем, нас выбирают". Я интересовалась программой партии в экономической сфере. И мне понравились ответы. В свою очередь Разумков спрашивал, чем я могу быть полезна партии. Я позиционировала себя как экономист. Незадолго до начала кампании получила ещё и диплом Киевской школы экономики. Говорили долго. А потом меня пригласили на съезд.

Если бы за стратегическое планирование жизни ставили оценки, Пидласа получила бы высший балл. Сегодня её фамилия в списке членов фракции "Слуга народа", которых руководство откомандировало для общения с прессой

По поводу таких вопросов, как, например, снятие депутатской неприкосновенности, во фракции дискуссий нет. Это программные вещи. А вот что касается узкопрофильных законопроектов, то их будут презентовать на заседании фракции, после чего последуют обсуждение, внесение предложений и сигнальное голосование. Выносить в сессионный зал законопроекты, по которым у нас нет единого мнения, мы не станем.

Идя на выборы в списке "Слуги народа", я "подписалась" под конкретную программу. В экономике, например, это свобода предпринимательства, дерегуляция и т. п. Я готова идти на определённые компромиссы, но ни при каких условиях не стану голосовать, например, за продолжение моратория на продажу земли. Это точно не то, о чём мы договаривались "на берегу".

Свой первый законопроект — о публичных закупках — я внесла в первый же день работы парламента. На очереди законопроекты об обороте сельхозземель, аренде госимущества, концессии, конкурсном отборе членов Антимонопольного комитета Украины, повышении эффективности АМКУ. К активности обязывает новая должность: заместитель председателя комитета ВР по экономическому развитию.

Конечно, я не в восторге от того, что моя депутатская зарплата будет едва ли не вдвое меньше предыдущей. В Кабмине я официально работала в команде поддержки реформ — международном проекте технической помощи ЕС Украине. Жила на 25 тыс. грн и ещё столько же откладывала. Нет, не на квартиру: родители, после того как я закончила университет, подарили мне однушку на Лукьяновке. Но средства могли бы пригодиться мне, например, на частный роддом или вынужденный отпуск. Теперь этой опции в моей программе экономии нет. Впрочем, я знала, на что шла.

Олег Волошин, 38 лет, "Оппозиционная платформа — За жизнь"

Будучи сотрудником канала "112 Украина", подконтрольного Виктору Медведчуку, Волошин попал в список "ОП — За жизнь" по квоте этого политика. Однако главный карьерный рывок он совершил благодаря другому, некогда влиятельному человеку. В 2008 году его, выпускника Института международных отношений КНУ им. Т. Г. Шевченко, пригласил на работу тогдашний посол Украины в РФ Константин Грищенко. В украинском диппредставительстве Волошин занимал должность пресс-атташе. А после того как Грищенко стал министром иностранных дел в правительстве Азарова, Волошин возглавил департамент информации МИД. Он стал самым молодым украинским дипломатом, которому присвоили ранг Чрезвычайного и Полномочного Посланника ІІ класса. А попав в парламент, наш герой стал первым депутатом нынешнего созыва ВР, которому спикер отключил микрофон. За выступление на русском языке. Аргумент Волошина о том, что он имеет право говорить "на языке своих избирателей", на главу парламента не подействовал.

Последние годы я активно сотрудничал с партией "Оппозиционный блок". Отстаивал в своих публикациях и выступлениях на телеканалах позицию, созвучную той, что провозглашала эта политическая сила. Когда в результате раскола Оппоблока возникла новая политическая сила "Оппозиционная платформа — За жизнь", её лидеры пригласили меня в свой избирательный список.

Мы не поддерживаем слепо курс прошлой власти: любой ценой попасть в Евросоюз. Но работу в европейском направлении считаем очень важной. У нас много друзей и союзников в Европейском парламенте. Откровенно говоря, в зданиях европейских институций в Страсбурге и Брюсселе я ориентируюсь куда лучше, чем в коридорах Верховной Рады. И то, что я занял должность замглавы комитета ВР по вопросам евроинтеграции, —логично.

Волошин стал первым депутатом нынешнего созыва ВР, которому отключили микрофон. За выступление на русском языке. Аргумент депутата о том, что он имеет право говорить "на языке своих избирателей", на спикера не подействовал

Мы готовимся зарегистрировать проект постановления о безусловном выполнении Украиной минских соглашений, а также ряд законопроектов, связанных с социально-экономической сферой Донбасса. Страна ждёт мира. Чтобы его достичь, есть только два пути: либо война, либо компромисс с РФ и переговоры с поддерживаемыми ею незаконными формированиями на территории так называемых ДНР и ЛНР. Мы не можем ждать ни 50, ни даже 20 лет. Знаю из личных разговоров с американскими дипломатами, что давать Украине столько времени никто не собирается.

Когда спрашивают, на кого из политических деятелей я ориентируюсь, мне проще всего сказать: на Уинстона Черчилля. Но для меня важны не абстракции, а личности, которые в своё время принимали сложные решения в непростых ситуациях. Такой личностью был Пётр Столыпин (российский премьер-министр в 1909–1911 годах, проводивший жёсткую политику по укреплению самодержавия, ограничение политических свобод и подавление национальных автономий. — Фокус), который взял на себя бремя реформирования страны в тяжёлое время. Также для меня авторитет — французский президент де Голль. Он взял на себя смелость пойти на соглашения, которые, несмотря на угрозу его жизни, обеспечили мир для Франции.

Я не боюсь открыто критиковать избирателей. Хочу, чтобы общество взрослело, развивалось, думало, читало. И не ожидало, что депутаты наштампуют законов, которые помогут лучше жить. Вопрос ведь не в том, чтобы принудить депутатов что-то принимать, вопрос в том, чтобы уровень жизни улучшался. А главное, чтобы был мир, этот вопрос является ключевым.

Задача парламента — не углублять линии раскола в обществе. Прошлый созыв Верховной Рады работал в интересах узкого круга избирателей. Мы же во фракции считаем, что во Львове должен стоять памятник Бандере, если этого хотят львовяне, а в Одессе — Екатерине ІІ. Украина разная.

В нынешнем парламенте есть и безработные, и пэтэушники, но, как правило, депутатами становятся люди серьёзных профессий: дипломаты, юристы, экономисты. Такие люди должны получать зарплаты, сопоставимые с теми, что они получали на прежней должности. И это нормальная логика, а потакать народному популизму не стоит. Давайте не будем прикидываться, что большинство украинцев живут на 3 тыс. грн.

Кира Рудик, 33 года, "Голос"

Выпускница Киево-Могилянской академии, работала в нескольких IT-компаниях Украины и США. Вернувшись из Америки, начала заниматься аутстаффингом — подбирать команды для старт­апов, организовывать процессы и руководить ими. В 2016-м Кира Рудик стала главным операционным директором Ring Ukraine — украинского подразделения международной IT-компании Ring, занимающейся разработкой "умных" дверных замков и обеспечением безопасности жилья. В прошлом году международный гигант Amazon купил Ring Ukraine за $1 млрд. В списке партии "Голос" на выборах в ВР числилась под номером три.

"Ого, какая древняя!" — подумала я, когда нам показали, как работает система "Рада". Она выглядит, как доисторический динозавр. Остаётся надеяться, что она хотя бы надёжная.

Мы были знакомы со Славой (Святославом Вакарчуком, лидером партии "Голос". — Фокус) заочно, через общих друзей, благодаря которым и состоялась наша встреча. Разговор тогда шёл о том, что молодые, амбициозные люди, решившие идти в политику, сегодня имеют шанс реализовать себя и свои идеи. "Будет ли ещё когда-либо в нашей истории подобное окно возможностей?" — задавались мы оба вопросом.

Сомнения, признаюсь, были. Семья, друзья и коллеги до сих пор считают решение идти в депутаты сумасшедшим, но в целом правильным. В итоге они все поддержали меня. Я бы хотела работать в комитете цифровой трансформации (разговор состоялся до того как Кира Рудик стала первым замглавы этого комитета. — Фокус) и заниматься налаживанием взаимодействия IT и государства. Это важно с точки зрения улучшения инвестиционного климата в Украине.

Интересует меня также местное самоуправление. Столкнувшись с этой сферой, я поняла, как много здесь можно улучшить. Не останутся за пределами моего внимания и проблемы гендерного баланса. В компании, которую я построила, был самый высокий процент женщин в отечественной IT-индустрии — 36%. Мы делали всё для того, чтобы у мужчин и женщин были равные возможности. Да, в парламенте нынешнего созыва женщин-депутатов больше, чем раньше. Но, например, на руководящих должностях в аппарате ВР нет ни одной женщины.

"В нынешнем парламенте женщин-депутатов больше, чем раньше. Но, например, на руководящих должностях в аппарате ВР нет ни одной женщины"

Стране прежде всего нужны законы, направленные на искоренение коррупции. Следующими по важности должны быть законы, обеспечивающие деолигархизацию. Также необходимо усовершенствовать законодательство, регулирующее деятельность частных предпринимателей. Ведь всем известно, что IT-бизнес в Украине держится на ФЛП.

Эффективным и отвечающим вызовам текущего момента должен стать сам парламент. Сегодня в Верховной Раде наблюдается немалое количество странных операционных процессов. Они нелогичны, непрозрачны и открывают возможности для манипуляций, что недопустимо. Не говоря уже о том, сколько ресурсов на это расходуется (взять хотя бы объёмы истраченной бумаги). Например, меня удивляет, что в XXI веке наличие депутатов на рабочем месте подтверждается не карточками, а через процедуру подписи в книге присутствия дважды в день. Ничего не мешает при помощи простых и уже реализованных в других странах шагов перевести базовый документооборот ВР в электронный вид.

Моя позиция полностью совпадает с позицией партии "Голос". Каким будет мой выбор в случае, если эти позиции разойдутся? Я говорила лидеру нашей партии, что прежде всего буду отвечать перед своей совестью. И если мне как депутату предложат совершить поступок, противоречащий моим убеждениям, я просто не останусь во фракции.

Рецепт повышения уровня доверия общества к Верховной Раде прост и сложен одновременно. Надеюсь, что в ближайшее время будут приняты законы, которые обещали людям партии, попавшие в парламент, и предприняты шаги по улучшению жизни граждан. Наблюдая перемены, люди станут больше доверять законодательному органу.

За время работы в бизнесе я отложила определённую сумму, какое-то время смогу жить на зарплату депутата. Однако нужно понимать, что депутат — это топ-менеджер. Он принимает решения, от которых зависят судьбы других. В корпоративном бизнес-мире физические и эмоциональные затраты человека, управляющего крупной компанией, компенсируются максимально высоко.

Михаил Цымбалюк, 54 года, "Батькивщина"

Генерал-лейтенант милиции Михаил Цымбалюк начинал карьеру простым гаишником. Затем возглавлял региональные управления МВД в Ровненской, Львовской, Полтавской областях. Дважды был губернатором Тернопольской области: один раз при Кучме, второй — при Януковиче. Чуть меньше года руководил Львовской облгосадминистрацией. С конца 2011 года по февраль 2014-го занимал должность ректора Львовского госуниверситета внутренних дел. Уволившись, возглавил Львовскую областную парторганизацию "Батькивщины", по списку которой прошёл в парламент.

Стать депутатом я мечтал ещё в далёком 2002-м. Тогда шёл на выборы в ВР самовыдвиженцем по одному из мажоритарных округов на Тернопольщине. Но не сложилось. А четыре года назад по приглашению Юлии Тимошенко я вступил в "Батькивщину" и возглавил областную партийную организацию на Львовщине. Досрочные парламентские выборы объявили не­ожиданно, и политсовет "Батькивщины" предложил мне 15-е место в партийном списке. Иногда мечта сбывается, когда уже и не ждёшь этого.

Больше двух-трёх лет я на одной должности не работал. Притом новый коллектив для меня — всегда испытание. Важно, что обо мне будут говорить, когда я уйду. Поэтому главной ценностью считаю человеческие отношения, а всё остальное второстепенно.

Чем бы я хотел заниматься в парламенте? Ни одно направление работы не чуждо для меня. На своём веку пришлось заниматься всем. Вникать в темы социальной защиты, медицины, образования, науки. Конечно же, мне близка тема правоохранительных органов. Поэтому команда предложила мне антикоррупционное направление. Возможно, в соответствующем комитете я и буду работать, прекрасно понимая, какая это нелёгкая ноша.

"Ни одно направление работы не чуждо для меня. На своём веку пришлось заниматься всем"

Нам нужны налоговая амнистия и закон о праве собственности. Бизнес должен быть чётко отделён от большой политики и власти. Велосипед изобретать не нужно. Достаточно адаптировать украинское законодательство под лучшие образцы зарубежного. Но помимо этого нам необходимо принять законы по пенсионному обеспечению и минимальному прожиточному минимуму. А ещё нужно уделить внимание тарифам, потому что наша позиция неизменна: газ оте­чественной добычи должен продаваться по более низкой цене.

Есть партийная дисциплина, а есть принципы, через которые я никогда не переступлю. Никогда не стану голосовать за изменение государственных границ, за иной государственный язык, кроме украинского. В остальном же я человек в погонах, и это многое определяет.

Пример служения своей стране для меня — Уинстон Черчилль. Даже когда он принимал непопулярные решения, время впоследствии доказывало его правоту. Очень хотел бы быть похожим на него хоть в чём-то.

В том, что у парламента такой низкий уровень доверия, виноваты не только народные депутаты, но и избиратели. Они должны выбирать не "гречку", а тех, кто понимает: депутатство — это тяжёлая работа. Важно, чтобы депутаты оставляли след, а не следили в политике. Это разные вещи.

Когда слышу, что депутаты будут получать по 30 тыс. грн, то вспоминаю встречи с людьми, для которых высокая зарплата — 4–5 тыс. грн. Необходимо чёткое соотношение: если тот, кто пишет законы (а это действительно непростая работа), получает 30–50 тыс. грн, то учителя и медики не могут получать 7–8 тыс.

Считаю, что живу лучше других, и это иногда ставит меня в некомфортное положение перед людьми. В быту должно быть всё, что необходимо. Но когда я вижу, что мои соседи лишены чего-то, что есть у меня, чувствую себя неудобно. Человеку тогда хорошо, когда он не слишком отрывается от среды, в которой живёт. Исправить этот дисбаланс — задание для власти.

Яна Зинкевич, 24 года, "Европейская солидарность"

Разноцветные волосы, большие креативные тату под трикотажной футболкой, пирсинг  в брови. Такого "неформатного" народного депутата в украинском парламенте ещё не было. Столь же неординарна и личная история Яны Зинкевич, которая тянет на сценарий большого кино.

Она с детства знала, что будет врачом, и мечтала отправиться в зону вооружённого конфликта с гуманитарной миссией Красного Креста. Далеко ехать не пришлось. Ей было всего 19, когда она отправилась на Донбасс медиком-добровольцем. Создала и возглавила медицинский батальон "Госпитальеры" — мощную службу первой помощи и эвакуации раненых с "передка", на собственных плечах вынесла с поля боя и спасла две сотни бойцов. В декабре 2015-го в результате ДТП получила тяжелейшие травмы, но выжила. Перенесла ряд операций и получила пожизненную инвалидность. Совершила попытку самоубийства, но справилась с посттравматическим синдромом. Чудом родила дочь, но вскоре отец ребёнка ушёл из семьи. Сегодня она вновь влюблена и живёт на четыре дома: учится в Днепровской медицинской академии, наведывается в Ровно к родителям, воспитывающим её дочь, ездит к "своим" на восток и трудится народным депутатом в Киеве.

В день, когда объявили результаты президентских выборов, я несколько часов просидела "в ауте". Я поняла, что всё то хорошее, что я сделала, во что верила, может быть легко обесценено. И то, за что погибли тысячи людей, за что потеряли здоровье и страдают каждый день десятки тысяч, не может быть перечёркнуто. Тогда решила, что пойду на выборы в парламент.

Мне позвонили от Петра Порошенко и пригласили на встречу. Говорили о том, что нас ждёт тяжёлый бой, что надо учитывать моё состояние здоровья, что возможны давление и преследования, а у меня семья и дочь, которой в октябре будет три года. Я согласилась и включилась в кампанию (вошла в список "Европейской солидарности" под номером семь. — Фокус). Первую десятку списка распределили по регионам. Я ездила по Западной Украине, ведь я оттуда родом. У нас получилась сильная команда — полный боекомплект из опытных политиков и новых лиц.

Мы сразу договорились о свободном голосовании. У нас нет коллективного рабства во фракции. Но в этой партии мы собрались именно потому, что в приоритетных вопросах едины. Для меня ещё на первых встречах было важно очертить "красные линии" в таких сферах, как национальная безопасность, обороноспособность, евроинтеграция. Наши взгляды совпадают по этим направлениям на 100%. Как и по поводу таких, мягко говоря, странных кадровых назначений, как Баканов на пост главы СБУ.

Буду работать в Комитете по вопросам здравоохранения, потому что Комитет по вопросам ветеранов ликвидировали. Это решение, как и появление нового объединённого Министерства по делам ветеранов, временно оккупированных территорий и внутренне перемещённых лиц Украины, является спланированной стратегией по нивелированию темы войны в целом и ветеранов в частности. Во время войны нельзя делать такие вещи. Ветераны — это не про льготы, жильё и пенсии. Это про государственную политику. И отмена военного парада в День независимости — тоже из этой новой стратегии по обесцениванию.

Зинкевич с детства знала, что будет врачом, и мечтала попасть в зону вооружённого конфликта с миссией Красного Креста. Далеко ехать не пришлось. Ей было всего 19, когда она отправилась на Донбасс медиком-добровольцем

Я возглавлю специальную парламентскую комиссию по делам ветеранов, если её создадут. Но важно, чтобы ей дали возможность полноценно работать. Спецкомиссии в парламенте также формируют по квотному принципу. Если большинство в ней составят "слуги народа", то будет ли возможность что-то делать?

Добровольцы должны иметь статус участников боевых действий. Это тот законопроект, который я в первую очередь хочу представить на рассмотрение парламента и добиться, чтобы его приняли. Потому что на сегодня добробаты, вошедшие в состав Вооружённых сил Украины, имеют статус УБД, а те, которые не вошли хотя бы по той причине, что были расформированы, — нет. Но люди-то остались. И это очень несправедливо по отношению к ним.

Верховная Рада, как и гостиница "Киев", где я сейчас живу, абсолютно не приспособлены для людей с особыми потребностями. Это красноречиво говорит об отношении в Украине к таким людям. Мы сейчас в парламент "заходим с тыла": через гараж, дворик, по небольшому пандусу, на лифте. Так я попадаю на второй этаж, в сессионный зал. На третий, где обычно проходят брифинги, я добраться не могу, разве что меня поднимут на руках. Не могу и спуститься в буфет. Словом, буду "поднимать вопрос".

Да, хотелось бы, чтобы парламентарии получали больше, но сейчас это далеко не самый актуальный вопрос. Для начала надо поднять уровень зарплат в среднем по стране. Я не уверена, что эта Верховная Рада проработает четыре года, но надеюсь, что какие-то позитивные изменения нам всё же удастся сделать, чтобы людям стало лучше жить.

В будущем я хотела бы стать практикующим нейрохирургом. В мире есть хирурги, оперирующие в инвалидном кресле. Есть определённые типы операций, которые можно проводить сидя. И мне это было бы интересно. Но посмотрим. Распределение по специальностям в медуниверситете будет через год, я ещё подумаю.

Один режиссёр из диаспоры снял обо мне короткий метр. Этого фильма нет в открытом доступе, но он ездит по кинофестивалям. Говорят, собирает позитивные отзывы и даже награды. Сейчас режиссёр предложил снять полнометражную историю. Не знаю, думаю. А на книгу у меня просто не хватит воспоминаний, остались очень обрывочные. Сильно повлияла контузия.

Россия пытается манипуляциями подтолкнуть Зеленского к выполнению особенных условий. Что это за условия и как дорого нам они обойдутся, неизвестно. И это искусственное перемирие! Ведь на самом деле никакого перемирия нет: каждый день наши позиции обстреливают, гибнут люди, а наши военные не могут ответить. Убеждена, что рано или поздно на это возникнет реакция военных. Насколько остро, и справится ли с ней действующая власть, неизвестно.

Loading...