"Наша цель — монокоалиция". Руслан Стефанчук о рейтинге Зеленского и партийном списке

2019-06-21 08:00:10

13105 282
"Наша цель — монокоалиция". Руслан Стефанчук о рейтинге Зеленского и партийном списке

Вадим Сарахан

Главный идеолог Слуги народа рассказал Фокусу, на сколько мандатов рассчитывает президентская партия, как команда Зеленского будет прислушиваться к народу, и на что похоже либертарианство по-украински

Руслан Стефанчук знаком с Владимиром Зеленским с молодости. Он играл в КВН в команде из Хмельницкого "Три толстяка" и часто пересекался с будущим президентом. С 2002 года карьеры комиков-аматоров разошлись. Зеленский пошел в шоу-бизнес, а Стефанчук ударился в юриспруденцию – стал самым молодым в истории страны доктором юридических наук. Но год назад Зеленский позвонил старому другу, предложил встретиться и они стали общаться на государственные темы.

Так сам Стефанчук объясняет свою головокружительную политическую карьеру. Трансформацию из кабинетного ученого в представителя президента в ВР и №2 в партийном списке "Слуги народа" на предстоящих выборах.

КТО ОН: идеолог партии "Слуга народа"
ПОЧЕМУ ОН: от Стефанчука зависит законотворческая деятельность президента

"Уровень работы Верховной Рады – это просто ужас"

Вы регулярно общаетесь с Владимиром Зеленским. Ваши ощущения, президент уже начал осваиваться на своей должности?

– Он давно морально был готов к лидерству, но публичность стала для команды некоторой неожиданностью. Например, ты даешь интервью, а потом читаешь заголовок и удивляешься: разве я такое говорил? Но быть под постоянным прицелом абсолютно нормально, когда ты идешь во власть. Это держит в тонусе.

Но все же, возникает ощущение, что наш президент еще довольно "сырой" в политических вопросах, особенно в том, что касается юридических уловок, благодаря которым в законы можно вшить схемы и потоки. Насколько мы понимаем, имея немалый опыт работы в высших органах власти, вы как раз призваны сориентировать его в этом пространстве?

– Я не могу согласиться с утверждением, что президент "сырой". У него есть общее понимание происходящих процессов. Главная задача государственного менеджера – выстроить команду профессионалов, которые досконально разбираются в своих направлениях. Я всю жизнь занимался правом, имею опыт работы над законопроектами. Именно поэтому мне доверили коммуникацию с Верховной Радой. Я принимаю меседжи от парламента, передаю их президенту, президент формулирует свои, и мы переводим их на язык законопроектов.

А кто автор изначальных меседжей со стороны президентской команды? Вы предлагаете их президенту или он их предлагает сам?

– Наши меседжи формируются на основе программы. Мы обещали урегулировать вопрос импичмента президента – соответствующий законопроект уже подан в ВР. Мы обещали снять депутатскую неприкосновенность, – президент призвал принять законопроект №7203 как безотлагательный.

У нас готов ряд законопроектов, о которых мы говорили в ходе президентской кампании. Это законопроект об обеспечении возможности голосования военнослужащих на внеочередных выборах, законопроекты об отсрочке старта рынка электроэнергии и о солнечных электростанциях.

Уже на следующей неделе мы подадим в Раду законопроекты об уголовной ответственности депутатов за "кнопкодавство" и прогулы. В числе возможных санкций мы предлагаем общественные работы. Если депутат не хочет выполнять свои обязанности в сессионном зале, он сможет поработать на избирателя в другом качестве.

Но пока депутаты защищены иммунитетом, наказать их за "кнопкодавство" или прогулы будет проблематично.

 – Потому мы и настаиваем, чтобы депутаты приняли законопроект №7203.

Но вы же понимаете, что этот парламент не будет голосовать за такой законопроект.

– Как говорил наш классик Иван Франко, "лупайте цю скалу". Пока что внесенные президентом законопроекты либо не получали поддержки, либо вообще не включались в повестку дня, несмотря на то, что на них есть общественный запрос. Пусть оценку этому дают избиратели.

В целом, уровень работы Верховной Рады – это просто ужас. Из 40 законопроектов, запланированных на пленарный день, рассматривают один, и то – связанный с изменением границ административно-территориальной единицы. Неужели это самый важный на сегодня вопрос? С утра – нет кворума, после обеда – зал вообще пустой. Причина всему этому – отсутствие ответственности депутатов за результаты работы: депутата нельзя ни отозвать, ни наказать за невыполнение обязанностей. Это ненормально.

Вы фактически признаете, что ваши законодательные инициативы — предвыборный популизм. Вы же понимаете, что сейчас их не примут.

Перед нами был выбор. Либо нарабатывать законопроекты и подавать их в эту Раду, понимая, что их не поддержат. Либо уподобиться нынешнему парламенту и ничего не делать. Но тогда возникает вопрос: зачем мы прошли эти выборы.

Главное, что законопроекты у нас есть, они готовы, а президент, что важно, полностью выполняет свою функцию как субъект законодательной инициативы. Мы не откажемся от этих идей в новой Раде. Более того, мы будем заставлять наших депутатов работать весь отведенный им срок. Кто этого не понимает, с теми будем прощаться. Это не проблема: посмотрите, что сейчас пост-праймериз делает с нашими списками.

"В украинских реалиях каждый с кем-то работал"

Давайте поговорим о списках. Кто именно их составлял, было ли некое совещание руководства партии, на котором решалось, кого на какое место поставить?

– Я не участвовал в формировании окончательной версии списка, поскольку я представитель президента в ВР и сосредоточен на этом направлении. Могу говорить только о людях, которых предложил в список я. Это порядка 25 человек, которые на протяжении почти года работали с нами как эксперты, – специалисты по законотворчеству, инфраструктуре, экономисты.

А финальный состав списка, озвученный на съезде, кто составлял?

– Этого я не могу сказать. Это партийные дела. Я готов говорить о своей сфере деятельности.

Среди экспертов, вошедших в список, есть люди, которых связывают с некоторыми крупными игроками. К примеру, Андрей Герус – из орбиты Коломойского, Сергей Бабак и Денис Монастырский – из орбиты Авакова...

– У меня к вам вопрос. Игорь Коломойский называл меня одним из претендентов на должность главы АП. Это означает, что я человек Коломойского? Я его в жизни никогда не видел. У нас почему-то легко вешают на людей какие-то лейблы, при этом все хотят новых лиц и новых идей. Но если мы хотим абсолютно новых людей, за ними нужно идти в роддом. В украинских реалиях каждый с кем-то работал. Вопрос в том, насколько это влияет на мировоззрение человека и на то, что он делает. Я свои идеи как правовед, как ученый отстаивал на протяжении 25 лет профессионального роста. И в то же время я тоже работал со многими людьми, которые были во власти, потому что это единственный путь реализовать свои идеи. Дает ли это основания обществу считать, что я чей-то человек?

Я свой собственный человек. Также и Владимир Александрович (Зеленский), и кандидаты в нашем списке осознают груз ответственности, который на них возложен. 73% – это такая вещь, которая не меняется, не продается. Невозможно предложить что-то большее, чем такой кредит доверия. И самое главное: работая с экспертами, я стремился подобрать таких людей, для которых слово "репутация" чрезвычайно важно. Такого шанса для профессиональной реализации у каждого из нас больше не будет. Это без пафоса. Просто реально есть люди, которые хотят изменить страну.

После шумихи в СМИ из списка исключили 25-летнюю Ирину Панченко. Выяснилось, что девушка любит дорогие клубы, салоны и ведет тусовочный образ жизни. Поддержали ли вы это решение?

– Я поддерживаю принцип пост-праймериз, внедренный в "Слуге народа". Вы не представляете, какое количество людей хлынуло в партию. Пошли слухи про договоренности, какие-то суммы... Я считаю, было принято прекрасное решение – оставить за собой право на ошибку. Мы привлекаем общество, журналистов – пожалуйста, если у вас есть вопросы к кому-либо из списка, мы готовы провести проверку.

Но, с другой стороны, это может выглядеть как недостаточная принципиальность: любого из ваших кандидатов можно "выбить" из списка разгромной статьей. Без привязки к конкретной личности, возникает вопрос: раз уж она попала в команду, значит, она соответствовала неким критериям? А если она им соответствовала, почему вы так легко с ней прощаетесь после первой же критики?

– Я не могу сказать конкретно по этой ситуации. Последние дни я полностью был занят подготовкой законопроектов.

Но вы номер два в партийном списке...

– Я номер два в партии, потому что я возглавляю группу экспертов, и я отвечаю за результаты этой работы. Что касается формирования списка, вам лучше поговорить об этом с Дмитрием Разумковым. Однако главный наш принцип в том, что общество может влиять на выбор партии.

"С кого-то придется снять наш флаг"

На какое количество мандатов вы рассчитываете в новом парламенте?

– Не меньше 226 с учетом мажоритариев.

Вы верите в возможность создания монокоалиции?

– Мы не просто верим, мы над этим работаем, мы понимаем, что успех будет зависеть в том числе от качеств наших кандидатов на мажоритарных округах. Они тоже будут проходить пост-праймериз, и, возможно, с кого-то придется снять наш флаг.

С какими партиями возможна коалиция "Слуги народа" в новом парламенте?

– Как я уже говорил, наша цель – монокоалиция. Это возможность взять на себя полную ответственность и не прятаться за партнерами. Любая коалиция – это кулуарные договоренности, распределение должностей по квотному принципу, а не профессиональному. Я вообще мечтаю о том, чтобы в Украине произошла партийная структуризация, и чтобы вместо трех сотен (партий) появилось несколько партий, которые бы конкурировали идеологически.

Но конституционное большинство еще лучше, чем простое...

– Безусловно. Но напомню вам, что коалиция имеет две функции: формирование правительства и контроль его деятельности. Все остальное мы можем решать ситуативным большинством

Назначение Владислава Бухарева главой Службы внешней разведки – это не шаг навстречу "Батькивщине"?

– Не могу комментировать, поскольку в этот период занимаюсь законотворческой работой.

"Наша миссия – создание новых украинцев"

Вы говорите об идеологии, но "Слуга народа" пример лидерской партии. Не было бы Владимира Зеленского – не было бы и "Слуги народа". Какая у вас идеология?

– Про идеологию говорилось уже немало. Политический истеблишмент после слова "диджитализация" уже выучил слово "либертарианство". Наша ниша – это украинская либеральная экономика, наш принцип – меньше государства в жизни гражданина.

Это немного смешно. За Зеленского как раз голосовали люди, которые ждут от государства помощи. Те, кто поверил в снижение тарифов, в зарплаты учителям по $4 тыс.

– $4 тыс. – это была идея не Зеленского, а одного из экспертов, причем не нашего эксперта, а привлеченного из народа. Уточняю, чтобы мы не распространяли фейки. Что касается патернализма в обществе, то я согласен с тем, что этот пережиток постсовка еще существует. Но наша основная миссия – создание новых украинцев, новых в ментальном смысле, несущих ответственность за свои решения. Именно поэтому мы настаиваем на введении инструментов прямой демократии. Иначе страна не строится.

Но как это сделать? Значительная часть вашего электората – это юго-восток, жители моногородов, люди, проработавшие всю жизнь на одном заводе. К этому нужно добавить огромную армию пенсионеров, численность которой превышает число работающих украинцев. Как вы планируете решать эти базовые проблемы с точки зрения либертарианства?

"Я мечтаю о том, чтобы в Украине вместо трех сотен партий появилось несколько, которые бы конкурировали идеологически"

– Либеральная экономика – это предпосылка для создания нормальной экономики в Украине. Это открытие шлюзов для захода капитала. Можно сколько угодно говорить, что нужно поделить все между всеми, но пора осознать одну вещь: скоро делить будет нечего. У нас не создаются новые рабочие места, не заходят инвесторы. Почему? Отсутствует элементарное правосудие. Мы не открываем конкуренцию между частным и государственным. Посмотрите, сколько у нас госмонополий. Нужно запускать приватные инициативы во всех сферах. Только так мы наполним экономику деньгами.

Одна из главных идей либертарианства – минимизация налогов. Как вы собираетесь компенсировать социальные расходы бюджета?

– Налогообложением занимается Даниил Гетьманцев, наш эксперт по финансам. Общая идеология такая: первый шаг – это амнистия налогового капитала. Мы должны осознать, что за годы независимости Украины никто не имел возможности вести полностью прозрачный бизнес. Такой законопроект у нас уже есть, но мы внесем его тогда, когда будет шанс на его принятие.

Но имеет ли смысл амнистия капитала, пока не установлено верховенство права? Не приведет ли это в нынешних условиях к легализации коррупционных доходов?

– Речь идет только о налоговой амнистии. Если вы что-то не заплатили, и налоговая держит вас за "жабры", мы обнуляем этот долг. Но при одном условии: показанные деньги вы заводите в Украину.

Второй шаг – создание разумной системы налогообложения. У нас есть налоги и сборы, администрирование которых обходится дороже, чем поступления от них. Их нужно убирать.

Далее – налог на выведенный капитал. Его нужно вводить постепенно, учитывая, что есть сферы бизнеса, которые могут на нем паразитировать. Следующий шаг – перевод всех взаимоотношений бизнеса с налоговой и с таможней в IT-технологии, как это давно сделано в большинстве цивилизованных стран. Нам не нужен такой штат этих ведомств. Компьютер взяток не берет. В целом мы держим курс на диджиталицию страны. Это прозрачность, это доверие, это инвестиции. Почему Швейцария не боится внешней агрессии? Потому что там сконцентрированы мировые капиталы. Если Украина станет гаванью для концентрации денег мира, то и уровень безопасности существенно вырастет.

Но зачем миру еще одна Швейцария? Украина – это большая страна с геополитическим конфликтом. Вам не кажется, что то, что вы говорите – это популизм?

– Я бы не хотел, чтобы мы ставили вопрос – зачем это миру. Вопрос должен звучать так: зачем это украинцам? Мы должны на международном уровне перейти от самоощущения объекта к самоощущению субъекта. Мы слишком много переживаем о том, что о нас скажут. Украина – уникальная страна: большинство международных договоров мы подписываем без правок с нашей стороны. Мы их принимаем как должное. А другие страны всегда закладывают свои условия, отстаивают свои интересы. Когда мы изменим собственное отношение к своей стране, изменится и отношение международных партнеров.

Каковы ваши планы касательно гуманитарной политики? В частности, возможно ли внесение изменений в закон о языке?

– Замучили меня этим вопросом. У нас нет законов – священных коров. Но если смотреть глобально, то в Украине в принципе отсутствует мониторинг выполнения законов. Никто не отслеживает, как тот или иной закон повлиял на профильную сферу, какие нормы сработали. На мой взгляд, важно такой мониторинг наладить, будь-то закон о языке или любой другой. И после этого открыто говорить: тут закон достиг своей цели, а тут нет. И разрабатывать соответствующие изменения.

"Вопрос рейтинга для Зеленского не решающий"

Столь высокий результат Владимира Зеленского на президентских выборах объясняется во многом тем, что он избегал конкретных ответов на больные вопросы. Он старался понравиться всем, и ему это удалось. Но сейчас настает время принятия конкретных решений. И продолжать нравиться всем не получится. Вопрос закона о языке, урегулирование конфликта на Донбассе… Какой будет тактика вашей команды в этой ситуации?

– Вопрос рейтинга для Владимира Зеленского не решающий. Его миссия в другом – мы должны научиться жить вместе, мы должны прекратить разделять общество по каким-то критериям. Нас объединяет гораздо больше вещей, чем разъединяет. Ранее все происходило по принципу "Разделяй и властвуй". Мы готовы вести дискуссию по всем законодательным вопросам, для нас нет закрытых тем: от Конституции до Жилищного кодекса.

Но кто будет инициировать темы для этой дискуссии?

– Снова-таки: будем использовать IT-технологии. Планируется создать отдельный ресурс, на котором мы будем собирать предложения по законодательству. Будет создан центр законопроектных работ. Если предлагается правильная, полезная для Украины идея, мы будем облекать ее в форму законопроекта и принимать.

Если вы будете обрабатывать тысячи идей, останется ли у вас время на реальную работу? Вот сейчас, к примеру, на сайте президента есть петиция об отставке Зеленского. Очевидно, что это абсурд, но под этой петицией стоит достаточное число подписей, чтобы вы вынуждены были как-то реагировать.

– Электронные петиции, референдумы, возможность отзыва депутатов и президента – это инструменты прямой демократии, важная составляющая нашей идеологии. Однако вопрос их использования необходимо отрегулировать.

"Наша ниша – это украинская либеральная экономика, наш принцип – меньше государства в жизни гражданина"

Не все инициативы могут быть внесены как петиция. К примеру, мне не нравится Иванов – давайте отрубим ему голову, и 25 тыс. человек это поддерживают. Так действительно можно дойти до абсурда. Есть хороший рецепт как этого избежать, его придумали в английских акционерных обществах XIX в. Когда на общественное обсуждение выносится идея, можно голосовать не только за, но и против. И если идея набирает 25 и более процентов против, – это так называемое блокирующее меньшинство, и вопрос снимается. Такой же принцип можно ввести и у нас.

Идей может быть много, но для их реализации нужны полномочия. Вы уже составили список обещаний, данных во время президентской кампании, на которые у президента не хватит полномочий?

– Мы начинаем с того, на что у президента есть полномочия. Вот внутренний документ (показывает несколько страниц) – это план первоочередных шагов президента в рамках его полномочий. Тут несколько блоков: командные изменения, ответственный президент, добропорядочный парламент, европейская интеграция, возвращение оккупированных территорий и так далее. За этот период мы уже проявили активность гораздо более высокую, чем та, с которой работает Верховная Рада. Однако я всегда говорю: президент в сегодняшних условиях – это шахматный король. Фигура архиважная, но может ходить только на одну клетку.

Но все изменится, если вы получите большинство в Раде...

– Безусловно. Потому мы стремимся именно к этому. Мы хотим изменить отношение к парламентским процедурам. Президент уже заявил, что не подпишет ни одного закона, принятого с нарушением регламента.

Вы, кстати, знаете, что ресурс системы "Рада" был исчерпан в 2012 году? С того момента мы не можем экспертно подтвердить все результаты голосований, потому что институт, который разработал систему, дал ей гарантию до 2012 года. А знаете ли вы, что у нас нет согласованного текста Конституции Украины, потому что около 20 статей не имеют окончательной редакции? А то, что 90 % принимаемых законопроектов имеют негативный вывод научно-экспертного управления ВР? А голосования с технико-юридическими правками, когда принимается текст закона, который в целом никто не видел? Такого нет в регламенте! Это означает, что есть основания поставить перед компетентными органами вопрос об ответственности должностных лиц, подписавших документы, принятые с нарушением закона.

То есть вы видите свою основную миссию в том, чтобы заставить Верховную Раду работать эффективно и с соблюдением всех регламентных норм?

– Я вижу свою миссию в трех вещах. Первое: провести функциональный аудит и навести порядок во взаимоотношениях органов государственной власти. Второе: в течение пяти лет работы следующей ВР провести систематизацию законодательства Украины – убрать дубляжи, "хотелки", коррупционные лазейки, постсоветский мусор. И третье – вернуть уважение к парламентским процедурам.

Вы недавно заявили о возможности введения в Украине двухпалатного парламента. Что это нам даст?

– Снова-таки фейк. Я говорил, что это может рассматриваться как одна из идей, пока у нас действует партийно-мажоритарная система выборов. Но я очень надеюсь, что будет принят новый избирательный кодекс, в котором будет пропорциональная система с открытыми списками, и тогда с этим нормально справится и однопалатный парламент, только с меньшим количеством депутатов.

Что касается обвинений в том, что двухпалатный парламент это якобы путь к федерализации, то это просто невежество. Польша, Франция, Нидерланды, Чехия – это унитарные государства с двухпалатным парламентом. Двухпалатный парламент нужен там, где децентрализирована власть. Мы же идем путем децентрализации? Мы хотим, чтобы у нас были сильные регионы? И в то же время категорически против двухпалатного парламента. Не обязательно, что такая реформа будет. Но как один из вариантов она может быть рассмотрена.

Loading...